Лента
Меню

Валерий Розов. Выживший в кратере вулкана

5 апреля 2017, среда. 14:30 Текст: Константин Констанинопольский
Фото: Getty Images

Валерий Розов — легенда в мире экстремального спорта. Заслуженный мастер спорта по парашютному спорту, мастер спорта по альпинизму, скайсерфер и бейсджампер — его жизнь похожа на невероятное по своему сценарию приключение. Розов прыгал в активную воронку в кратере действующего вулкана Мутновский, расположенного на полуострове Камчатка и совершал самый высокий в мире бейс-прыжок с Чо-Ойю — шестого по высоте восьмитысячника в мире. Кому как ни ему рассказывать о страхе, экстремальных ситуациях и нереальных эмоциях.

• Я с детства болен горами. Перечитал все книжки о восхождениях. Мечтал ходить в горы. Но в Нижнем Новгороде, где я жил, альпинистской секции не было. Тогда решил заняться горными лыжами. Но и такой секции не оказалось. В итоге я пошел прыгать с трамплина — тоже вроде как с горы.

• Кумиров сроду не было. Да и смелость — понятие абстрактное. Просто есть вещи, которые завораживают. Допустим, прыжки на каяке с водопадов. Или серфинг. В голове не укладывается, как человек едет в «трубе», внутри гигантской закручивающейся волны?! Во Флориде пытался освоить катание на доске, убедился, насколько это трудно.

• У меня нет ни одной татуировки. С детства ассоциируются с тюрьмой. Да и что набить? Эверест во всю спину? Знакомый лыжник неудачно выступил на Играх в Сочи. Так на бицепсе наколол олимпийские кольца с одним нераскрывшимся.

• Сложно принять правильное решение на фоне физической и психологической усталости. Эмоции могут брать верх. Состояние может быть такое: «Прыгну во что бы то ни стало! Ведь столько сил и времени потрачено!». Или противоположное: «Прыгнуть нельзя! Слишком сложно, опасно. Зачем мне это?!». Поэтому эмоции перед прыжком я пытаюсь отбросить и думать чисто механически.

• Девяносто процентов смертей в бейсджампинге связано с человеческим фактором. Принятие неверного решения. Переоценка своих возможностей. Неправильно использовал снаряжение, плохо проверил.

• Я тонул в горной реке, едва не убило электричеством, когда лез на радиоантенну. Чуть не разбился в Карачи, когда прыгал со 100-метрового здания... Когда занимаешься бейсджампингом, всегда должен помнить: все, что угодно, может случиться с тобой, причем очень быстро и неожиданно.

• В путешествиях здорово идут детективы про Фандорина, Пелагию. Теперь открыл для себя нового Акунина. Его цикл «История Российского государства» — блеск! С детства увлекаюсь этой темой. Если у Льва Гумилева о татаро-монгольском иге написано так, что продираешься, то Акунин излагает сочным, доступным языком.

• Бывает так, что вдруг в какой-то момент понимаешь: через 5–10 секунд ты либо разобьешься, либо поломаешься — и тогда просто борешься за жизнь. Опыт помогает тебе выживать.

• Мне трудно определить, что такое страх. Я даже не использую это слово. За столько лет ты чувствуешь столько градаций, нюансов того, что ты называешь страхом, что... Я не могу его объединить в одно слово. Каждый раз это другие ощущения.

• Семья меня и поддерживает, и переживает, конечно. У моей жены Наташи нету стальных нервов, просто она меня понимает и любит.

• Предел человеческих возможностей — это как скорость света. Теоретически к ней можно приблизится, но полностью достичь ее невозможно. Иначе ты превратишься в свет, и время для тебя остановится.

• Я не любитель нелегальных прыжков, но часто приходилось это делать — в национальных парках или в городе. Проблем с властями у меня не было. В России бейсеры отделываются в худшем случае пребыванием в «обезьяннике», но, как правило, вовремя убегают. На Западе в качестве наказания применяется штраф, часто с конфискацией снаряжения.

• Точка прыжка не имеет значение, имеет значение, какой степени сложности задачу ты для себя поставил, от настроя и желания получить новые эмоции, в зависимости от этого ты можешь усложнять или упрощать свой прыжок в очень широком диапазоне.

• После высоты в 7 тысяч я два-три месяца набираю форму. Не спортивную — просто возвращаюсь к нормальному самочувствию! Но большой спорт вообще не приносит здоровья. Хоть на лыжах бегаешь, хоть на Эверест ходишь. Это самоистязание. За пределами ресурсов организма.

• 99 процентов несчастных случаев в альпинизме — человеческий фактор. Камень с неба не прилетал, всегда был виноват человек. В парашютном спорте тоже существует fatality-list. Те же выводы: «переоценка своих возможностей», «неправильное использование снаряжения в данной ситуации».

• Возраста не чувствую. Тревожит, что болячки накапливаются. Чем старше, тем больше требуется на восстановление. Менять образ жизни пока не собираюсь. Но если пропадет внутренняя мотивация либо травмы доконают — закончу. Это не пугает. Воспринимаю как данность.